ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ
 
ТЕПЕРЬ МЫ В КОНТАКТЕ
 

Притчи в изложении ОШО

Случайный афоризм

Если человечество вдруг исчезнет, оно в самом деле убьет своих мертвецов. Ж. Сартр


Помощники

притча в изложении ОШО

Однажды человек упал в колодец. То было время большого праздника и большого стечения народа, и было так много шума, люди радовались, танцевали, пели, вокруг творилось всё в этом роде, поэтому никто не услышал, как он упал. А в те времена колодцы в Китае не защищались стенкой, окружавшей их. В темноте можно было упасть, не подозревая, что здесь колодец. Этот человек начал кричать:

— На помощь!

Мимо проходит буддийский монах. Конечно, буддийский монах не интересуется праздником, не предполагается, что интересуется, — я не знаю, что он делал там. То, что он оказался там, означает некоторое подсознательное побуждение посмотреть, что происходит, как люди радуются: «И все эти люди попадут в ад, а я единственный здесь, кто попадёт на небеса».

Он проходил мимо колодца и услышал этого человека. Он посмотрел вниз. Человек сказал:

— Хорошо, что вы услышали меня. Все так заняты, и здесь так шумно, что я испугался, что умру здесь.

Буддийский монах сказал:

— Вы умираете из-за злых дел в вашей прошлой жизни. Теперь вы получаете наказание. Примите его и покончите с этим! Так хорошо. В новую жизнь вы войдёте очищенным, и не нужно будет снова падать в колодец.

Человек сказал:

— В этот момент мне не нужна никакая мудрость и никакая философия…

Но монах ушёл.

Остановился старый даос. Он испытывал жажду и посмотрел в колодец. Человек всё ещё звал на помощь.

Даос сказал:

— Это не по-мужски. Нужно принимать всё, как оно идёт, так говорил великий Лао-цзы. Поэтому принимайте это! Радуйтесь! Вы кричите, как женщина. Будьте мужчиной!

Человек сказал:

— Я готов называться женщиной, но сначала, пожалуйста, спасите меня! Я не мужественный. И вы можете сказать мне после всё, что хотите сказать, — сначала вытащите меня.

Но даос сказал:

— Мы никогда не вмешиваемся в дела других. Мы верим в личность и её свободу. Это ваша свобода — упасть в колодец, это ваша свобода — умереть в колодце. Всё, что я могу сделать, это предложить вам: вы можете умереть, плача и рыдая, — это глупо, — или вы можете умереть, как мудрый человек. Примите это, радуйтесь этому, пойте песню и умирайте. Так или иначе, все умирают, поэтому какой смысл спасать вас? Я умру, все умрут — может быть, завтра, может быть, послезавтра, — поэтому какой смысл беспокоиться о вашем спасении?

И он ушёл.

Пришёл конфуцианец, и у человека появилась некоторая надежда, поскольку конфуцианец более мирской, более земной человек.

Он сказал:

— Это моя большая удача, что пришли вы, конфуцианский учёный. Я знаю вас, я слышал о вас. Теперь сделайте что-нибудь для меня, ведь Конфуций говорит: «Помогайте другим».

Помня отклик буддиста и даоса, человек подумал: «Чтобы убедить людей спасти меня, лучше говорить о философии».

Он сказал:

— Конфуций говорит: «Помогайте другим».

Конфуцианский монах сказал:

— Вы правы. И я помогу. Я пойду из одного города в другой, я буду стараться и протестовать, и я заставлю правительство построить защитные стенки вокруг каждого колодца в стране. Не бойтесь.

Человек сказал:

— Но к тому времени, когда эти защитные стенки будут сделаны и ваша революция победит, я уйду.

Конфуцианец сказал:

— Вы не имеете значения, я не имею значения, индивидуумы не имеют значения — значение имеет общество. Упав в колодец, вы подняли очень важный вопрос. Теперь мы будем бороться за это. Вы будьте спокойны. Мы проследим за тем, чтобы каждый колодец имел вокруг себя защитную стенку, чтобы никто не смог упасть в него. Просто спасая вас, что спасёшь? По всей стране миллионы колодцев, и миллионы людей могут упасть в них. Поэтому не будьте таким себялюбивым. Поднимитесь выше себялюбия. Я буду служить человечеству. Вы послужили, упав в колодец. Я буду служить, заставляя правительство сделать защитные стенки.

И он ушёл. Но он сделал существенное замечание:

— Вы очень себялюбивы. Вы просто хотите спастись и напрасно потратить моё время, которое я могу использовать ради всего человечества.

Как вы думаете, существует ли где-нибудь что-то вроде «человечества», существует ли где-нибудь что-то вроде «общества»? Всё это просто слова. Существуют только индивидуумы.

Четвёртый человек — христианский священник, миссионер, тащивший с собой мешок. Он немедленно открыл мешок, достал верёвку, бросил её до того, как человек сказал что-либо. Человек был удивлён… Он сказал:

— Похоже, ваша религия самая истинная.

Тот ответил:

— Конечно. Мы готовы ко всяким неожиданностям. Зная, что люди могут падать в колодцы, я ношу с собой эту верёвку, чтобы спасать их, поскольку, только спасая их, я могу спасти себя. Но запомните, я слышал, что говорил конфуцианец: не делайте защитных стенок вокруг колодцев, иначе как мы будем служить человечеству? Как мы будем вытягивать людей, упавших в колодец? Сначала они должны упасть, потом мы будем вытаскивать их. Мы существуем ради служения, но должен существовать повод к тому. Без повода как мы можем служить?

__________________

Все эти религии, говоря о служении, определённо заинтересованы, чтобы человечество оставалось бедным, чтобы людям нужно было это служение, чтобы были сироты и вдовы, нищие, чтобы старики нуждались в уходе. Такие люди необходимы, абсолютно необходимы. В противном случае, что же случится с этими великими служителями человечеству? Что случится со всеми этими религиями и их учениями? И как тогда входить в царство Божье? Такие люди должны служить в качестве лестницы.

Если Вам понравилась притча, не забудьте поделиться ссылкой в социальных сетях.

Вам так же могут понравиться эти притчи:

Отречение Ашоки притча в изложении ОШО
Ашока был величайшим правителем Индии. Ему было бы легче покорить весь мир, чем Александру Великому. Он был намного богаче, его армии были намного больше, он имел более развитую военную технику. И он ...

Морская птица даосская притча
Когда Янь Хой уехал в восточное царство Ци, Конфуций опечалился. Другой его ученик, Цзы-Гун, спросил: ...

Испытание рапиры Бандзё дзенская притча
Матаюро Ягью был сыном известного фехтовальщика. Его отец, поняв, что сын работает слишком посредственно, чтобы ожидать от него мастерства, отрёкся от него. Тогда Матаюро отправился на гору Футара и з...