ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ
 
ТЕПЕРЬ МЫ В КОНТАКТЕ
 

Суфийские притчи Али Шир Навои

Суфийская мудрость

Суфизм это служение, наиболее подобающее для данного момента.
Амр ибн Утман ал-Макки

Рассказ об Ибрагиме, сыне Адхама

суфийская притча

Ибрагим, сын Адхама, был некогда правителем в Балхе, но оставил престол, встав на Путь служения Господу, и поселился вблизи Нишапура. Семь лет прожил он в отшельничестве, проводя время в молитвах. Время от времени он собирал вязанку хвороста и относил ее на базар, и на полученные за нее деньги покупал себе немного еды, чтобы разговеться после своих дневных постов.
Однажды он шел в город с вязанкой хвороста и повстречался с несколькими праведниками, считавшимися в те времена столпами веры. Они побили Ибрагима, и тот сказал им:
- Я понимаю, что вы хотели испытать мою плоть, но я ее давно оставил в Балхе и отказался от нее, ступив на избранный мной Путь.
- Нет, не созрел он еще: слишком крепко он привязан к своим дровам, да и Балх еще им не забыт! - решили праведники.
Через несколько лет эти столпы веры снова повстречали Ибрагима и опять пожелали его испытать, но на этот раз Ибрагим уже не мог вымолвить и не вымолвил ни слова.
Увидев это, столпы веры единодушно решили, что Ибрагим уже достиг той степени отрешения от всего земного, которая сохранит его на праведном Пути на любом поприще, и их усилиями и волей Ибрагим был возвращен на покинутый им престол и, обретя власть, творил добро.

Если Вам понравилась притча, не забудьте поделиться ссылкой в социальных сетях.

Вам так же могут понравиться эти притчи:

О звездочетах
Звездочет, который, наблюдая за планетами и звездами, предсказывает судьбу, подобен гадальщику, который, считая точки на песке, рассказывает чепуху. Его таблица - небылица. Его астрономический календа...

Птица Кикнус
В Индустане жила удивительная птица Кикнус. Она была большой и сильной, а ее перья отличались очень красивой расцветкой. Ее клюв, как флейта, имел несколько отверстий, придававших особый лад ее волшеб...

Рассказ о пропавшем осле
Жил некогда человек, денно и нощно размышлявший о Боге. Ничто не могло отвлечь его от этих дум, Бог был в каждомего слове, и каждое его слово было или вопросом, обращенным к Богу, или ответом Всевышне...