ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ
 
ТЕПЕРЬ МЫ В КОНТАКТЕ
 

Хасидские притчи

Каталог Хасидские притчи Я хочу быть богатым

Хасидская мудрость

Бог с ним, пусть он приходит, - но видеть его я не желаю. Ула

Я хочу быть богатым

хасидская притча

Однажды Баал Шем Тов с группой своих учеников, которых называли хасидами, путешествовал по Карпатам. Баал Шем Тов всегда был очень чувствителен к материальному положению своих последователей и никогда не останавливался у тех, кто был в стеснённых обстоятельствах и кому гостеприимство могло нанести существенный материальный урон. А в этой местности большинство евреев занимались земледелием, были бедны, и им едва хватало еды на семью, где уж там было принимать большую группу странников. И всё-таки для верующего еврея принять гостей и накормить их, было святым делом, и путникам они никогда не отказывали. Они неделями могли урезать себя во всём, но голодного гостя всегда принимали. Зная это, Баал Шем Тов не хотел их обременять и всегда внимательно выбирал, у кого остановиться на ночлег.

Но в этот раз он поступил противоположным образом. Он сказал извозчику остановиться у покосившегося домика, в заброшенном дворике которого бродила одинокая курица, а худая корова медленно жевала свою жвачку. Его ученики подумали, что он хочет здесь справиться о дороге или оказать кому-то уважение. В это время хозяин дома, старый еврей по имени Моше, колол во дворе дома дрова. К удивлению учеников Баал Шем Тов пригласил их выйти и остановиться в этом доме, где жила пожилая пара. Затем он пожаловался на голод и грубо потребовал, чтобы сразу подали еду.

Баал Шем Тов был широко известен как святой человек и чудотворец, поэтому, когда он представился этому старому крестьянину, тот расчувствовался. Он обрадовался до слёз и был польщён честью принимать такого человека и его учеников, и в то же время он не знал, где ему найти достаточно еды для стольких людей. Однако, будучи религиозным человеком с глубокой и простой верой в Бога, он не сомневался, что Творец все устроит наилучшим образом, поэтому он поблагодарил Бога от всей души, что тот послал ему дорогих гостей.

Моше почтительно проводил их в дом, представил их своей жене, а та быстро сняла с полок всю еду и питьё, что было у них в доме. Хасиды всегда были внимательны к своим хозяевам и уважали религиозный закон, согласно которому нельзя объедать хозяина (можно только поесть чуть-чуть из вежливости, если он беден). Баал Шем Тов учил их быть очень чувствительными к людям.

Но на этот раз он вёл себя вопреки своим принципам. Он съел три больших буханки хлеба, намазывая на каждый кусок хлеба толстый слой варенья, выпил пять бутылок пива и жадно доел всё, что оставили вежливые хасиды.

На следующее утро Баал Шем Тов попросил подать завтрак, ел очень много и опять съел всё, что ему подали и что оставили его ученики. Потом он пожаловался на еду и сказал, что хочет на ужин что-нибудь более существенное, т. е. мясо. Хасиды были в ужасе, их учитель вёл себя как грубый бесчувственный обжора, принося хозяевам тяжёлый материальный ущерб.

Но старик свято верил, что заповедь гостеприимства превыше всего. Евреи учились этому у Авраама, который увидел вдалеке путников во время медитационного общения с Богом (Брейшит, 18: 1 — 10) и прервал даже своё пророческое состояние, связь с самим Творцом, чтобы позвать их к себе в гости, накормить их и помочь, чем может. Старик Моше был духовным наследником Авраама, и он зарезал свою единственную курицу, которая многие годы обеспечивала его с женой яйцами.

Баал Шем Тов съел курицу сам, оставив старику и старухе только крылышки, а затем пожаловался, что ему хочется красного мяса, имея в виду получить что-нибудь более существенное, чем птица.

Моше знал, что делать. На следующий день он зарезал корову, которая давала молоко. Она была старая и костлявая, у неё было мало мяса, и Баал Шем Тов съел почти половину его в один присест, дав затем хозяину целый лист с перечнем покупок, которые ему нужны были для праздничного стола на Шабат. Туда входили такие изысканные блюда, как коробки сардин, тонкие вина и разнообразные паштеты. Об этом хозяин не сказал даже своей жене.

Хасиды были поражены. Их вера в своего святого учителя пошатнулась. Он буквально объел старых супругов, лишив их дома.

Моше поехал в город, не зная, что делать. Может быть, он мог бы сделать покупки в кредит, но честно ли это? Чтобы оплатить такой долг, ему потребовались бы годы. Единственный выход, который он нашёл, — это продать свой дом. Один его сосед давно хотел его купить. Моше нашёл соседа и продал ему свой дом с условием, что заберёт свои пожитки в понедельник на следующей неделе.

На деньги, полученные от продажи дома, он накупил коробки продуктов и поспешил домой. Все свои заботы он отложил на потом, а сам сосредоточился на мыслях о приготовлениях к Шабату, радостно предвкушая святой день покоя. Жена его что-то подозревала, но ни о чём не спросила. Шабат был прекрасен, хотя большую часть купленного опять съел Баал Шем Тов.

Прошёл Шабат, и хасиды хотели уже ехать. Они чувствовали беспокойство хозяйки дома и переживали, что были для неё такой тяжкой обузой. Но Баал Шем Тов не уезжал, пока не съел всё, что оставалось в доме. На следующий день после полудня, когда в доме ничего не осталось, он велел собираться, и их повозка выехала со двора.

Моше был потрясён. Только теперь он вполне осознал всё, что произошло. Он зарезал единственную курицу, которая несла яйца, единственную корову, которая давала им молоко, и продал их дом, их крышу над головой. Что он теперь скажет своей жене, что он наделал?

Ему было стыдно возвращаться, он не мог взглянуть ей в глаза, и пошёл он в лес и стал взывать к Богу:

— Господи, я всё это сделал для тебя, я хотел исполнить твою волю, чтобы еврей оказывал гостеприимство. Боже, пожалуйста, я не знаю, с чего начать. Я не знаю, что теперь делать. Пожалей нас… мою жену, меня… нам ведь нужно что-то есть, нужно где-то жить.

Так он кричал и молился, и плакал, и снова взывал, пока совершенно не забылся в молитве:

— Знай, Боже, я действительно хочу быть богатым. Если буду богатым, я сделаю так много добра, я так буду помогать людям. Каждый Шабат буду принимать гостей, у меня будет для них особая комната, я даже дом построю для проезжих. Я буду заботиться об общине. И жена моя тогда сможет отдохнуть хоть немного. Она так тяжело работала, чтобы мы могли прожить. Господи, я хочу быть богатым, прошу тебя.

Наконец он закончил свою молитву и пошёл домой с миром, и душа его успокоилась, излив свою боль Творцу. Теперь он мог сказать своей жене, что всё будет хорошо, и сказать это от всего сердца. По пути он встретил Ивана, местного пьяницу, и они тепло поздоровались друг с другом.

— Мойшеле, — сказал Иван, — я хочу тебе что-то сказать. Ты знаешь, у меня нет ни детей, ни родственников. Все на свете считают, что я плохой, обзывают меня пьяницей и бьют меня. Единственный, кто относится ко мне по-человечески, — это ты. Я хочу раскрыть тебе секрет. На самом деле я очень богат, и моё богатство зарыто здесь, в лесу, под этим деревом. Здесь тысяча золотых, которые я унаследовал от отца. Он взял с меня обещание потратить эти деньги на мою жену и детей, но ты знаешь, что я так никогда и не женился. Моше, я завещаю всё это тебе, когда я умру. Я хочу, чтобы это богатство было твоё. Я пришёл сюда проверить, на месте ли мой сундук с золотом, и как раз собирался идти и рассказать тебе обо всём. Вчера вечером я изъявил свою последнюю волю и написал завещание, заверенное у Хаима, нашего нотариуса. Там написано всё, что я тебе рассказал.

Они поговорили друг с другом, обнялись и разошлись каждый своей дорогой.

На следующее утро Иван умер, а Моше стал богатым. Его деньги приносили ещё деньги, пока он не стал миллионером.

Моше и его жена понимали, что эта перемена в их судьбе как-то связана с посещением Баал Шем Това, но не знали, как всё это увязать. Однажды они поговорили об этом между собой, и жена сказала, что они должны поехать к Баал Шем Тову и поблагодарить его.

Так они и сделали. Слуги запрягли их роскошную карету восьмёркой лошадей, и чета стариков направилась в Меджибож, где жил Баал Шем Тов. Когда хасиды увидели этих стариков, окружённых таким богатством, они не могли поверить своим глазам. Они привели их к Баал Шем Тову, и тот тепло приветствовал пожилую чету, сияя улыбкой, ничуть не удивлённый разительной переменой в их жизни.

— Расскажи нам в точности, что произошло, — попросил Баал Шем Тов.

И Моше рассказал.

— Нет, — сказал Баал Шем Тов, — самое главное ты опустил. Что именно ты сказал Богу в лесу в тот вечер, когда излил ему своё сердце?

Моше подумал, покраснел и признался:

— Я попросил Бога сделать меня богатым. Я сказал ему, что хочу быть богатым.

Баал Шем Тов победно улыбнулся:

— Ты ещё не понял? На небе давно решили, что ты должен быть богатым, но ты об этом никогда не просил. Ты довольствовался столь малым. Мне пришлось съесть всё, что у тебя было, и курицу, и корову, и сам дом твой. А тебе нужно было попасть в тяжелейшее положение, чтобы сотворить столь великую молитву, чтобы из глубины сердца просить Бога о том, что по праву было твоим.

Если Вам понравилась притча, не забудьте поделиться ссылкой в социальных сетях.

Вам так же могут понравиться эти притчи:

Собрать пух
Один человек дурно отзывался о рабби. Но однажды, ощутив угрызения совести, решил попросить прощения, сказав, что согласен на любое наказание. Рабби велел ему взять несколько пуховых подушек, распо...

Почему маца
Спросили у Рабби Ицхака-Меира из Гур: ...

Сосед по раю
Однажды Баал Шем Тову приснился его будущий сосед по раю. Проснувшись, он пошёл к этому человеку и увидел перед собой здорового и физически крепкого толстяка. «Как замечательно он скрывает свою сущнос...