ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ
 
ТЕПЕРЬ МЫ В КОНТАКТЕ
 

Хасидские притчи

Каталог Хасидские притчи Видеть или верить

Хасидская мудрость

Знания, за которые платят, запоминаются дольше. Раби Нахман из Браслава

Видеть или верить

хасидская притча

Ребе Меир был учеником ребе Мордехая из Леховичей. И у него был деловой партнёр — раввин Гершон, ярый миснагед (противник хасидизма).

Меир то и дело приглашал его в гости к своему ребе-наставнику, но Гершон, ненавидевший хасидизм всей душой и не желавший знакомиться с хасидским мудрецом, всякий раз находил причины, по которым якобы никак не может поехать в Леховичи.

Между тем однажды получилось так, что оба приятеля должны были одновременно прибыть туда по своим коммерческим делам. Узнав, что Гершон тоже будет в местечке, Меир в очередной раз пригласил его навестить своего ребе. Гершон понял, что ещё одним отказом окончательно обидит друга, и вынужден был принять приглашение.

Когда они вошли в дом ребе Мордехая, их провели в столовую, где учитель как раз приступил к обеденной трапезе. Меир побуждал приятеля заговорить с ребе, спросить что-нибудь, сказать хоть слово, но Гершон молчал, причём, судя по всему, пребывая в состоянии экстаза. Несколько минут спустя они покинули дом ребе.

— Что с тобой там стряслось? — спросил Меир.

— Я увидел, что твой ребе ест с таким благочестием, какое мог бы выказать разве что Коэн ха-Гадол — ответил Гершон.

Потрясённый, Меир оставил приятеля на улице, вернулся в дом своего ребе и спросил его:

— Ребе, я приезжаю сюда при любой возможности, но ни разу не видел, как вы служите за трапезой Всевышнему, да будет Он благословен. А мой приятель — миснагед — зашёл всего на минуту, почти под принуждением, и узрел в вашем поведении за трапезой чудо. Разве это справедливо?

— Справедливость тут ни при чём, друг мой, — сказал ребе Мордехай. — Дело в том, что твой партнёр — миснагед. Ему необходимо увидеть истину собственными глазами. А ты — хасид. Ты должен верить.

_____________

Комментарий Рами Шапиро

Что увидел Гершон? То, что ребе Мордехай ест с таким осознанием Божьего Присутствия, какое мог бы выказать лишь Коэн ха-Гадол — первосвященник древнего Израиля. А что увидел Меир? То же самое, но не нашёл здесь ничего необычного. Дело не в том, что он-де оказался слеп и глух к открывшемуся ребе Гершону, — просто он не счёл это чем-то необыкновенным. Однако поняв, сколь тронут товарищ тем, что ему самому казалось вполне заурядным, Меир начал сомневаться в глубине собственного видения. Тогда ребе Мордехай обратил внимание Меира на различие между видением и верой.

Вера касается неизвестного; видение — известного. Если ты видишь приближающийся автобус, ты не говоришь: «Я верю, что сейчас сюда подъедет автобус»; ты говоришь: «Смотри, подъезжает автобус». Нет смысла верить в то, что знаешь. Вера имеет смысл только в отношении неизвестного. Благодаря этому она духовно выше зрения, но тем самым и опасней.

Альберт Эйнштейн говорил, что самый главный вопрос, который мы должны задать Вселенной, таков: дружелюбна она по отношению к нам или нет? На этот вопрос невозможно ответить заранее, раз и навсегда. Всё, что нам остаётся, — поставить эксперимент длиною в собственную жизнь. Любой сколько-нибудь плодотворный эксперимент начинается с гипотезы. В данном случае гипотеза состоит в том, что Вселенная дружелюбна, то есть благоприятна для человеческой жизни, любви и самореализации. Чтобы проверить такую гипотезу, необходимо прожить жизнь, как если бы всё обстояло именно так, и посмотреть, что получится. Нужно верить, что ваша гипотеза верна, и подвергнуть себя риску столкнуться с последствиями того, что она окажется ложной. Вот почему духовная жизнь так опасна. Жить духовной жизнью — значит жить на острие веры.

Если Вам понравилась притча, не забудьте поделиться ссылкой в социальных сетях.

Вам так же могут понравиться эти притчи:

Ты — то, о чём думаешь
У хасидов есть обычай собираться у своего ребе в шаббос, чтобы вместе поесть, выпить водки, спеть нигуним (напевы без слов) и поговорить о Торе. Однажды в шаббос на тиш (особую трапезу) к ребе Моше из...

Из-за чинопочитания
Р. Симеон бен Гамлиель носил титул «Насси», р. Меир — «Хахам», р. Натан — «Аб-бет-Дин». В обычае было, что при входе каждого из них все присутствующие в академии вставали со своих мест. ...

Законное вторжение
Однажды к Хозе-провидцу из Люблина, ребе Иакову Ицхаку, пришёл хасид и стал жаловаться, что мешают-де ему молиться посторонние мысли. ...