ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ
 
ТЕПЕРЬ МЫ В КОНТАКТЕ
 

Дзенские притчи

Каталог Дзенские притчи Такуан и разбойники

Даосская мудрость

Все явления есть ум, а ум есть всё. Ум содержит реки, горы, луну и солнце.
Доген

Такуан и разбойники

дзенская притча

Такуан Осё путешествовал по дороге Танбадзи и пришёл в местечко Иваяма. Было около трёх часов пополудни. Он зашёл в придорожную харчевню и спросил:

— У вас найдётся что-нибудь поесть?

— Добро пожаловать! Из вегетарианских блюд сейчас есть только баклажаны и сладкий картофель.

— Не беспокойтесь, я буду есть рыбу. Овощи не утолят мой голод.

— Разве монахи едят рыбу?

— Я ем все. Если у вас есть осьминоги, это будет ещё лучше. И налейте мне сакэ, пожалуйста.

Пока Такуан ел рыбу, осьминогов и пил сакэ, он подслушал разговор за соседним столиком. Двое похожих на торговцев говорили с серьёзным видом:

— Ты что-нибудь слышал о бандитах? Их поймали?

— Если бы поймали! Пять или шесть мужчин скрываются в горах и время от времени выходят на дорогу, чтобы грабить путников. Путешествовать становится опаснее с каждым днём.

— Господин этой местности должен разработать какой-то план, чтобы поймать их. Почему же он медлит?

— Это не так просто, как может показаться. Разбойники хорошо вооружены и скрываются глубоко в горах. Из-за них люди боятся путешествовать по этой дороге. Это плохо сказывается на торговых делах.

— Простите, вы можете сказать мне, где появляются эти разбойники? — спросил Такуан.

— На ближайшей горе, — ответили торговцы.

— В древности считалось, что на этой горе живут демоны, а теперь на этой же самой горе поселились разбойники?

— Это не шутка. Я слышал, что там живут пять или шесть ронинов*, которые нападают на беззащитных путников.

— Мне очень неприятно об этом слышать. Должно быть, местным жителям приходится нелегко. Хорошо, я поймаю их.

— О достопочтенный монах! Вы обещаете сделать великое дело, но скажите, как вам это удастся? Вы владеете боевыми искусствами?

— Нет, я не знаю ничего о боевых искусствах.

— Это плохо. Если вы отправитесь к разбойникам, не владея боевыми искусствами, вас сразу же убьют.

— Не бойтесь, мне ничего не угрожает. Разбойники ведь тоже люди. Я пойду туда и поговорю с ними.

— Вы говорите правду? — недоверчиво спросили торговцы. Такуан одним залпом допил своё горячее сакэ и сказал:

— Я всегда говорю правду. А вам стоило бы лучше разобраться в том, что вы делаете, покупая и продавая товары. Небеса дают нам деньги, чтобы мы не накапливали их. Если у вас есть сострадание, вы должны тратить заработанные деньги. Если же вы оставляете их у себя или покупаете одежду и не носите её, разбойники найдут вас и заберут у вас всё. Не разбойники в этом виноваты, а вы сами. Вы поступаете несправедливо, накапливая больше, чем вам нужно.

— Достопочтенный Осё, оказывается, вы великий защитник разбойников. Вы как-то связаны с ними?

— Не говорите глупостей. Я никак с ними не связан. Хозяин! Можно мне уплатить за еду? — позвал Такуан, и когда хозяин харчевни подошёл, он заплатил за съеденное, купил у него ещё две бутылки сакэ и вышел, сказав торговцам:

— Я пойду к ним и одолею их!

Гора была покрыта густым лесом. В лесу было темно даже в дневное время. Осё уходил всё дальше в лес в сопровождении одних лишь звуков своих шагов и криков птиц. Вскоре начали сгущаться сумерки. Была середина марта, и вокруг царила такая тишина, словно на горе не было ни одной живой души.

«Здесь я чувствую себя прекрасно. Лесная тишина делает мой ум кристально чистым. Но лес такой густой, что в нём впору жить демонам. Скоро я уже встречу разбойников», — думал Такуан, углубляясь всё дальше в горы. Наконец, он увидел двух грубо одетых мужчин, сидящих у костра возле небольшой часовни.

— Здравствуйте! Это вы здесь разбойники?

Мужчины подскочили от удивления.

— Кто ты? — спросили они.

— Кто я? Я человек, — ответил Осё.

— Без тебя знаем, что ты человек. Скажи нам лучше, какой ты человек? Чем ты занимаешься?

— Чем я занимаюсь? Я нищий монах.

— Нищий монах! Почему же ты бродишь в этом лесу в столь поздний час?

— Нет, сначала вы, разбойники, скажите мне, что вы делаете в этом лесу?

— Заткнись, нищий монах! Если у тебя нет денег, проваливай отсюда подобру-поздорову, — воскликнули разбойники.

— И не подумаю! Жизнь не настолько важна для меня, чтобы я убегал. И кроме того, хотя я и нищий, у меня есть с собой деньги, — ответил Осё.

— Что? У тебя есть с собой деньги?

— Да, есть. У меня с собой много денег. Они такие тяжёлые, что мне хотелось бы где-нибудь их оставить.

— Он сошёл с ума, — переглянулись мужчины.

— У вас наверняка есть главный. Мне бы хотелось поговорить с ним. Отведите меня к нему.

— Это всего лишь сумасшедший нищий! Зарубить его! — воскликнули разбойники, но как только они собрались обнажить мечи, Такуан ударил их посохом. Разбойники упали, и Такуан успел их связать, воспользовавшись их замешательством. Всё было сделано так быстро, что разбойники не успели и глазом моргнуть.

— Пожалуйста, сжалься над нами! — попросили они.

— Я монах, и поэтому я не возьму ваших жизней. Отведите меня к своему предводителю.

— Хорошо, монах, — сказали разбойники и повели Такуана ещё дальше в горы. Через некоторое время они привели его к лесной хижине.

— Сколько там человек? — спросил Такуан.

— Вместе с нами всего шесть. Сегодня утром двое отправились в деревню и ещё не вернулись, стало быть, сейчас в хижине два человека.

— Добрый вечер! — сказал Такуан, заходя в хижину. Предводитель разбойников был очень удивлён таким поведением незнакомца и спросил у него:

— Кто ты?

— Я нищий монах, у которого нет дома под небесами, — ответил Такуан.

— Зачем ты пришёл сюда?

— Чтобы поймать тебя и тем самым помочь людям.

— Что?! Ты пришёл сюда, чтобы поймать меня? Ты смелый человек! Но остерегайся, я сейчас покажу тебе своё искусство, — сказал он и вышел из хижины, прихватив с собой длинное копье. Осё не спеша последовал за ним.

Разбойник поднял копьё и принял боевую стойку. Осё сжал в руках свой монашеский посох. Некоторое время они стояли, прислушиваясь к дыханию друг друга, стараясь улучить момент для атаки. «Как удивительно! — думал Осё. — Этот разбойник выглядит как мастер копья. Если мне удастся поймать его и наставить на путь истинный, он будет полезен людям». «Какой бесстрашный монах! — думал разбойник. — В том, как он смотрит на меня, есть что-то жуткое».

Через некоторое время разбойник с криком атаковал Осё. Осё сделал вид, что копьё пронзило его, хотя на самом деле он увернулся от удара. Хотя Осё никогда не изучал боевые искусства, он достиг состояния непоколебимой мудрости за пределами жизни и смерти. Он легко подался вперёд телом, ударил разбойника посохом по рукам, и тот уронил копьё на землю. После этого разбойник сделал шаг назад и схватился за рукоять меча, но тут подоспел Осё и, не дав противнику обнажить меч, свалил его на землю. Разбойник пытался продолжить борьбу, но Осё прижал его к земле и воскликнул:

— Эй, друзья-разбойники! Подайте мне верёвку, которой я вас сегодня связывал!

Разбойники были потрясены. Монах победил их главаря прямо у них на глазах и теперь просил подать верёвку, чтобы связать его. Им ничего не оставалось, как выполнить его приказ.

— В обращении с копьём ты слишком искусен, чтобы быть обычным разбойником, — сказал Осё, связав предводителя верёвкой. — Назови своё настоящее имя.

— Мне стыдно называть своё настоящее имя, — сказал предводитель. — Я зарабатываю себе на жизнь тем, что нападаю на людей, но в прошлом я служил семье Оромо на острове Кюсю. Мой отец — великий мастер копья Онода Кагэю Гэнсин, а я — его преемник. Меня зовут Когоро Ёсимицу. Много лет я изучал искусство копья под руководством своего покойного отца.

— Значит, ты — Когоро, единственный сын Онода Кагэю, которого называли ещё Львиным Сердцем. Вот так встреча! — удивлённо воскликнул Осё. У него были основания для удивления, потому что школа копья мастера Онода была широко известна. — Как жаль, что ты стал разбойником! Но прежде чем продолжить разговор, давай вернёмся в хижину, — предложил Осё.

Он велел разбойникам приготовить ужин и поставил на стол сакэ, которое сам принёс.

— Давай выпьем за наше знакомство, Когоро! Позволь мне наполнить твою чашу, — сказал Такуан, но Когоро был так посрамлён, что стыдился поднять на него глаза.

— Когоро, расскажи мне, почему ты стал разбойником, если ты родился в такой знаменитой семье?

— Мне стыдно отвечать на твой вопрос. По правде говоря, после смерти отца я обучал искусству поединка на копьях господина Отомо из провинции Бунго (ныне провинция Ойта). Я получал от него хорошее жалование и был вполне доволен своей жизнью. Но затем господин Отомо связался с шайкой негодяев и начал сторониться своих преданных слуг. Он целыми днями гулял, предаваясь разврату, и я был обеспокоен судьбой клана. Я начал высказываться об этом вслух, за что в конце концов мне запретили видеться с господином Отомо. Я не мог оставаться в этом доме и два года назад покинул Кюсю. По случаю мне предложили возглавить разбойников, и с тех пор я веду эту постыдную жизнь.

— Предки предупреждали: лучше умереть от жажды, чем украсть воды из чужого родника, — сказал Осё. — Поскольку ты родился в прославленной семье, ты совершил нечто большее, чем простое преступление, когда стал разбойником. Ты должен вернуться на истинный путь и в ратных подвигах восстановить честь своей семьи.

— Спасибо вам за ваше наставление, но я слишком далеко отклонился от истинного пути. Как я теперь буду смотреть в лицо людям? Лучше покончить с собой, чем жить в позоре! — Тут он выхватил короткий меч и собирался совершить сеппуку (ритуальное самоубийство).

— Подожди! — велел Осё.

— Нет, Осё, я хочу умереть, как самурай, — сказал Когоро, исполненный решимости.

Осё увидел, что Когоро раскаивается и, если не покончит с собой, станет безупречным самураем. Поэтому Осё предстояло отговорить его от самоубийства. Задача была не из лёгких.

— Не торопись, неверный сын! — произнёс Осё громовым голосом и, увидев, что Когоро немного расслабился, продолжил: — Нет ничего удивительного в том, что ты хочешь покончить с собой после того, что ты совершил. Но ты знаешь одно, и не знаешь другого. Даже разбойник, чтобы стать предводителем, должен иметь пять добродетелей. Прежде чем совершить нападение, ты думаешь о тактике; это мудрость. Несмотря на опасность, ты врываешься в дом и похищаешь казну; это смелость. Ты заботишься о своих людях; это следование долгу. Твои люди подчиняются тебе как предводителю; это уважение. Ты делишься награбленным с бедными; это щедрость. Без этих добродетелей невозможно стать даже разбойником. Таким образом, ты уважаемый человек, наделённый пятью добродетелями. Связавшись с разбойниками, ты совершил ошибку и отошёл от истинного пути. Раскайся в своих недобрых делах и верни себе былую честь, Когоро.

— Достаточно, Осё! Я понял, — сказал Когоро. — То, что было, больше не повторится.

Осё любил подробно объяснять свои решения. Благодаря ясности своих рассуждений ему удалось отговорить Когоро от совершения сеппуку. Говорят, что впоследствии Когоро занимался под руководством господина Ягю Тадзима-но-ками и вошёл в историю как знаменитый мастер боевых искусств.

Вмешательство Такуана всегда было спонтанным. Его намерение помочь человеку естественно вытекало из жизненных обстоятельств подобно тому, как из-под камня бьёт чистый родник.

____________

* ронин - самурай без хозяина.

Если Вам понравилась притча, не забудьте поделиться ссылкой в социальных сетях.

Вам так же могут понравиться эти притчи:

Спор о дзэн-буддизме
В школе желтошапочников Цонкапы был один лама, который скептически относился к дзэн-буддизму. Он считал, что настоящий буддизм далёк от эксцентричности, а люди, принадлежавшие к направлению дзэн-будди...

Движется ум
Двое монахов спорили о флаге. Один говорил: ...

Движется ум
Двое монахов спорили о флаге. Один говорил: ...