ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ
 
ТЕПЕРЬ МЫ В КОНТАКТЕ
 

Даосские притчи

Каталог Даосские притчи Управление Трёх Владык и Пяти Царей

Даосская мудрость

Почесть и позор от сильных мира (для мудреца) одинаково странны.

Управление Трёх Владык и Пяти Царей

даосская притча

Конфуций пришёл к Лао Даню и стал рассказывать ему о человечности и долге.

Лао Дань сказал:

— Когда мякина на току залепляет глаза, земля и небо и все стороны света оказываются не на своём месте. Когда комары и оводы впиваются в наше тело, мы не можем сомкнуть глаз ночь напролёт.

Человечность и долг терзают наши сердца и не дают нам покоя — нет напасти страшнее! Если вы хотите, чтобы Поднебесный мир не утратил своей изначальной безыскусности, странствуйте по свету привольно, как ветер, и будьте таким, каким делает вас природная сила жизни (дэ). К чему эта возня вокруг человечности и долга? Вы уподобляетесь человеку, который искал своего беглого сына, стуча в барабан. Лебедю не нужно купаться каждый день, чтобы быть белым. Ворона не нужно мазать грязью, чтобы он был чёрным. О естественных свойствах белизны или черноты нет нужды спорить. Когда из пруда выпускают воду и складывают рыбу на берегу, рыбы теснее прижимаются друг к другу, увлажняя друг друга своими жабрами. Но они с радостью забудут друг о друге, если снова окажутся в большом озере или реке.

Вернувшись от Лао Даня, Конфуций три дня не разговаривал. Ученики спросили его:

— Когда вы, учитель, посетили Лао Даня, какими словами вы поучали его?

— У меня было такое чувство, что я повидался с драконом! — ответил Конфуций. — Свернувшийся — он кажется громадой, вытянувшийся — он являет всю красоту мира. Он движим летучими облаками, питается силами Инь и Ян. Я просто разинул рот и не мог вымолвить ни слова. Где уж мне было поучать его?

Тут Цзы-Гун заметил:

— Выходит, в мире есть человек, который сидит недвижно, а имеет драконий облик, хранит молчание, но обладает громоподобным голосом? Не могу ли и я посмотреть на него?

И, испросив согласия Конфуция, он отправился к Лао Даню.

Когда он пришёл, Лао-цзы сидел, поджав ноги, в главном зале дома. Тихим голосом он сказал гостю:

— Я прожил на свете уже немало, какие наставления ты можешь дать мне?

— Три Владыки и Пять Царей по-разному управляли Поднебесной, но в мире прославляют их одинаково. Почему же вы один не считаете их великими мудрецами? — спросил Цзы-Гун.

— Подойди поближе, юноша. Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что миром управляли по-разному?

— Яо передал престол Шуню, Шунь передал престол Юю. Юй много трудился, Тан поднял войска, Вэнь-ван слушался Цзоу и не осмеливался восставать, У-ван восстал против Цзоу и не стал ему подчиняться. Вот почему я говорю, что миром управляли по-разному.

— Подойди, юноша, ещё ближе, и я расскажу тебе, как управляли Поднебесной Три Владыки и Пять Царей, — сказал Лао Дань. — Жёлтый Владыка управлял так, что сердца всех людей были едины, и поэтому, когда кто-нибудь не оплакивал умершего родственника, никто не возражал. Яо управлял миром так, что люди заботились о своих родичах, и поэтому, когда кто-нибудь упрощал для себя правила ношения траура по умершему родственнику, никто не возражал. Шунь управлял миром так, что люди соперничали Друг с другом, и поэтому женщины рожали детей после пяти лун беременности, младенцы по прошествии пяти лун начинали говорить, а, ещё не встав на ноги, уже умели различать людей. И вот тогда люди стали умирать преждевременно. Юй управлял миром так, что люди стали хитрыми, а когда люди стали такими, никто уже не считал постыдным взяться за оружие. Убийство разбойника уже не считалось убийством человека, каждый защищал только тех, кого считал своими людьми. Мир был так напуган, что появились Конфуций и Мо Ди со своими учениками. Появились они, конечно, не без причины, но что ты скажешь о них в нынешнем положении? Говорю тебе, что, хотя времена Трёх Владык и Пяти Царей называют эрой «благого правления», то было на самом деле время величайшей смуты. Многознайство Трёх Владык привело к затмениям солнца и луны и осквернению гор и вод, да ещё и расстроило смену времён года. Их многознайство повлекло за собой большие беды, нежели нашествие скорпионов и диких зверей. Никто не чувствовал себя в безопасности. А они мнили себя мудрецами! Им надо бы стыдиться себя, да только стыда у них не было!

Если Вам понравилась притча, не забудьте поделиться ссылкой в социальных сетях.

Вам так же могут понравиться эти притчи:

Как достичь Дао?
Ученик спросил: ...

Добровольный уход
Когда страной правил император Яо, он назначил Бочэн Цзыгао начальником над одной из провинций. После смерти Яо трон перешёл к Шуню, а от него — к императору Юю. Тогда Бочэн подал в отставку и уехал д...

Привычка, характер, судьба
Конфуций любовался в Люйляне водопадом; струи спадают с высоты в три тысячи жэней, пена бурлит на сорок ли. Его не могут преодолеть ни кайманы, ни рыбы, ни черепахи — морские или речные. Заметив там п...